Прекращение уголовного дела в апелляции.

Судом первой инстанции моя подзащитная была признана виновной в совершении преступления, ответственность за которое предусмотрена ч.1 ст. 173.2 УК РФ с назначением наказания в виде 180 часов обязательных работ.

Данная статья уголовного кодекса предполагает ответственность за предоставление паспорта для внесения в ЕГРЮЛ сведений о подставном лице (проще говоря – регистрация на свое имя фирмы-однодневки).

Не буду сильно углубляться в подробности этого достаточно веселого дела, которое началось в особом порядке (при полном согласии с обвинением), скоротечно завершившимся по инициативе гособвинителя,  и растянулось на 15 судебных заседаний в первой инстанции. Скажу лишь, что там было жарко — «сыпались» свидетели обвинения, заявлялось ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору, прокурор просил поместить мою подзащитную в СИЗО за неявку в судебное заседание, а в прениях адвокат просил вынести оправдательный приговор или (в случае признания подсудимой, которая на всем пути вину признавала, виновной) прекратить уголовное дело в связи с деятельным раскаянием; мировой судья решил назначить минимальное наказание в виде 180 часов обязательных работ, а в прекращении дела ввиду деятельного раскаяния отказал, сославшись на то, что моя подзащитная не приняла мер для ликвидации оформленной на нее фирмы (видимо сообщить об этом правоохранительным органам недостаточно);

Такой приговор подсудимая посчитала чрезмерно суровым и мною была подана апелляционная жалоба в Заволжский районный суд г. Ульяновска, в которой вновь просил вынести оправдательный приговор на том основании, что в предъявленном обвинении нет признаков преступления (очень уж неконкретно оно было сформулировано на мой взгляд).

В апелляцию я уже пошел один, так как подсудимая предпочла домашний уют судебным тяжбам. Первое заседание апелляционной инстанции было отложено в связи с тем, что защитнику не прислали бесплатно протокол судебного заседания (шел период пандемии — зачем в суд ездить лишний раз подвергая себя и окружающих смертельной опасности ?) и нужно было наверстать упущенное — ознакомиться с ним. Судья была настроена достаточно позитивно и скорее даже с интересом наблюдала за этими «выкрутасами» защитника. Чего нельзя было сказать о прокуроре, которая пыталась разгадать секрет активной работы адвоката и источника вдохновения (в этом деле работал по назначению – т.е. за счет государства);

В общем, после первого заседания еще раз согласовали позицию с доверительницей и решили попросить вынести постановление о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа в надежде, что размер будет в минимальных пределах. 

Соответственно, нужно было загладить вред причиненный преступлением, причем при ограниченном бюджете (его отсутствии);

Так было решено сделать в соц. сетях публикацию на тему «о том, как плохо давать свой паспорт всяким злодеям, которые на него потом фирмы оформляют».  Затем эта публикация была осмотрена в присутствии двух независимых лиц с оформлением протокола адвокатского осмотра и, вот с таким не густым набором было подано в суд с ходатайством о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа.

Основные аргументы свелись к следующему: 

"… Считаю, что моя подзащитная загладила причиненный преступлением вред охраняемым общественным отношениям  путем активного способствования раскрытию и расследованию преступления, предоставлению правоохранительным органам информации о лице возможно причастном к другим преступлениям (неустановленное лицо), принятия активных мер по распространению информации об общественной опасности и наказуемости действий, связанных с предоставлением документа удостоверяющего личность для внесения в ЕГРЮЛ сведений о подставных лицах;

Оценивая обстоятельства характеризующие личность, хочу обратить внимание на то, что моя доверительница  на учете у нарколога и психиатра не состоит, к уголовной и административной ответственности не привлекалась, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, свидетель О. в судебном заседании охарактеризовал ее с положительной стороны, на иждивении находится несовершеннолетний ребенок 2005 г.р. с которым она проживает совместно; 

С учетом того, что материалы дела не содержат сведений о каком-либо реальном материальном ущербе причинённом действиями моей подзащитной, считаю, что вышеперечисленные меры, предпринятые ей,  достаточны для заглаживания вреда причиненного преступлением...".

Прокурор выдохнул с облегчением: «значит вы не настаиваете на своей жалобе о вынесении оправдательного приговора?». Тут пришлось объяснять, что моя доверительница на следствии, в суде первой и апелляционной инстанции, несмотря ни на что, признавала свою вину, а я воспользовался предоставленной мне законом возможностью не согласиться с ней, посчитав ее признание самооговором, основанным на юридической неграмотности, поэтому свою жалобу я поддерживаю в полном объеме, а если суд все же признает ее виновной — прекратить дело с судебным штрафом. 

Прокурор возражал против прекращения дела с назначением судебного штрафа по мотивам «она все равно не сможет его оплатить».

В результате приговор был отменен, а  уголовное дело было прекращено судом апелляционной инстанции с назначением судебного штрафа в размере 5000 рублей (при максимально возможном размере  150 000 рублей). 

ЗАДАЙТЕ СВОЙ ВОПРОС

и получите ответ в ближайшее время